В дополнение к теме: Православное учение о законах природы здесь, в заглавном сообщении будет сборник святоотеческих цитат относящихся к вопросу. Чтобы сделать список более обозримым, тексты убраны под «спойлер». Пока без комментариев, впрочем, комментарии приветствуются. Также размещайте в этой теме все цитаты, которые сочтете подходящими, по возможности будем дополнять сборник. Возможны цитаты не только Св.Отцов, но также известных православных мыслителей и подвижников.




Св. Писание
Словом Господа сотворены небеса, и духом уст Его - все воинство их:
(Пс.32:6)

Хвалите Его, небеса небес и воды, которые превыше небес.
Да хвалят имя Господа, ибо Он повелел, и сотворились;
поставил их на веки и веки; дал устав, который не прейдет.
(Пс.148:4-6)

Я создал землю и сотворил на ней человека; Я - Мои руки распростерли небеса, и всему воинству их дал закон Я.
(Ис.45:12)

где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь.
Кто положил меру ей, если знаешь? или кто протягивал по ней вервь?
На чем утверждены основания ее, или кто положил краеугольный камень ее,
при общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божии восклицали от радости?
Кто затворил море воротами, когда оно исторглось, вышло как бы из чрева,
когда Я облака сделал одеждою его и мглу пеленами его,
и утвердил ему Мое определение, и поставил запоры и ворота,
и сказал: доселе дойдешь и не перейдешь, и здесь предел надменным волнам твоим?
(Иов.38:4-11)

Знаешь ли ты уставы неба, можешь ли установить господство его на земле? (Иов.38:33)


Преп. Иоанн Дамаскин. Слово на святую Великую Субботу
Если также скажем, что у Него одно и действие, то куда мы отнесем телесное хождение, преломление хлебов, звуки голоса и т. п., что все принадлежит не Божественной природе, но человеческому действию? Все это конечно не с виду только казалось так, но было так действительно, по истине природы. Равным образом, если предположим, что Он, по своему человечеству, не имел естественной самовластной воли, то чему припишем естественное желание пищи, сна, пития и тому подобного? Все это, происходя по закону природы, душу неразумную невольно влечет к исполнению, от чего здесь за желанием всегда следует и стремление к действию, ибо существами неразумными управляет природа, и потому они свободны от виновности, и ничуть не подлежат наказанию. Но те существа, которые имеют разум, которые действуют самопроизвольно, те скорее сами управляют природою


Свят. Феофан Затворник
Прекрасно устроен мир, стройно сочетаны части его, и в необъятном целом, и в частях, и всюду положены простые, но мощные законы, все держащие в чине, по воле Божией. Бог хранит этот чин, и мир течет туда, куда направлен. Но среди сего, истекающего из воли Божией, неизменного, однажды навсегда установленного порядка миробытия, и составляющих его тварей, благоволит Бог являть и особые Свои действия, непосредственные, не в силах и законах мира имеющие источник, а в непосредственной воле Божией.


Григорий Палама о природном и благодатном и о научных познаниях
Как связанное с чадорождением удовольствие в законных браках никто не назовет божественным даром, потому что это дар плотский и природный, а не благодатный, хотя природу тоже сотворил Бог, так и познания внешней науки, даже применяемые для блага, суть дар не благодатный, а природный, всем сообща данный через природу от Бога и трудами увеличиваемый, и это — а именно, что без труда и стараний он никогда ни у кого не прибывает — тоже явное свидетельство его природности, а не духовности. В собственном смысле божественный, а не природный дар — наше богомудрие; нисходя свыше, оно даже рыбарей, по Григорию Богослову, делает сынами грома, чье слово разносится до крайних пределов вселенной, и даже мытарей — приобретателями человеков, и даже кипящих яростью гонителей преображает и превращает из Савлов в Павлов, возносящихся от земли до третьего неба и слышащих несказанное (2Кор.12:2-6)


Триады в защиту священно-безмолвствующих
3-я часть ТРИАДЫ II О священном свете

14. После трудного борения, вызванного собственной клеветой, философ пускается в новое, пытаясь доказать, что созерцаемый умом свет есть просто познание тварей; он надеется, что если докажет это, всякий не изучивший аристотелевской философии, платоновской теологии и птолемеевской астрологии предстанет помраченным и нечистым; ради этого он бранит и поносит низменными прозваниями тех, кто чтит не одно лишь мысленное просвещение...
...............................
67. Что совершеннейшим боговидением философ считает познание из творений, он уже сообщил нам, поучая, что "изобилия этого знания не будет лишен ни один человек, познавший все явные части мира и его невидимые силы". Но, говорит божественный Григорий Нисский, "аналогическое заключение от действия к действующему и вывод от гармонии мира к верховной премудрости доступны и мудрецам века сего" [109]. А я бы сказал — и не мудрецам, даже и неверным, как мы сейчас видим, что и все варвары знают единого Бога, всеобщего Творца, за чем с необходимостью следует и отрицательное богословие, — ибо Творец всего не есть ничто из сотворенного. Что же, разве не обладают мудростью века сего и из нее догадкой о Боге даже многие нечестивцы? Неужто их благословляет Господь? А как с эллинскими философами, которые весьма отличались от нынешних христиан и философствовали из познания творений? Они стало быть тоже удостоились блаженной и вечной награды, ничуть не меньше, а то и больше чем "знающие лишь Господа Иисуса Христа, и притом распятого" (1 Кор. 2, 2)? Как бы даже и не несравненно больше, если Бог познается только из творений, и лучшие боговидцы те, кто подробнее творения познал? Однако же все мы познали Сына со слов Отца, поучавших нас свыше (Мф. 3, 16–17). Сам Дух Святой и сам неизреченный свет показали нам свидетельство Отца о возлюбленном Сыне; Сам Сын открыл нам имя Своего Отца и, будучи взят на небеса, обещал ниспослать к нам Духа Святого, чтобы Он пребывал с нами вовеки (Ин. 14, 16); и сам Дух Святой, придя и обитая в нас, возвестил и преподал нам всю истину (Ин. 16, 13). Как же тогда мы познаем Бога через одно только тварное, притом известное, а не неизвестное нам? Выходит, кто не имел опыта супружества, тот не знает и как Бог сопрягается с Церковью, поскольку не умеет заключить по аналогии из своего опыта, и ты посоветуешь всем избегать девственности, чтобы найти это твое богопознание? Но тебя опровергнет Павел, который, будучи неженатым, первый провозгласил: тайна сия велика, но — в отношении Христа и Церкви (Еф. 5, 32).

68. Подошло уже время вспомнить боговдохновенные слова: благодарим Тебя, Отче, Господь неба и земли, что, соединив Себя с нами и явив нам Себя через Себя Самого, Ты скрыл это от мудрецов и разумников (Мф. 11, 25; Лк. 10, 21). Они разумны перед собою самими и учены в собственных глазах, почему, слыша речи Твоих святых, отвергают одних, перетолковывают смысл других, а иных дерзают и извращать, дабы всех ввести в обман. Когда Григорий Нисский объясняет, что есть открывающееся чистым сердцам боговидение, и, сказав, что "возможно и мудрецам века сего через гармонию мира умозаключить о Боге", добавляет: "Однако, по моему мнению, величие блаженства предполагает нечто иное", — они откровенно настаивают на том, что противно его мнению. Великий Дионисий Ареопагит пишет, как мы познаем Бога, Который и не умопостигаем и не чувственен, и как бы в сомнении продолжает: "Не будет ли правильным сказать, что мы познаем Бога не через Его природу, а через порядок сущего" [110], после чего раскрывает перед нами божественнейшее познание, совершающееся в сверхприродном единении, превыше ума и знания, со сверхсветлым светом, — они же отбросили сверхумное познание как ничто, а сомневающиеся слова святого как якобы добавленные им напрасно не удостоили никакого разыскания и приводят их в отрыве от непосредственно предыдущего и последующего как будто бы утверждение, что Бог познается только через тварное. Философ не сумел даже понять, что у святого речь идет тут о человеческом знании, присущем каждому от природы, а не о знании, которое дается Святым Духом. В самом деле, говорит Дионисий, поскольку всякий человек обладает природными способностями чувственного и умственного познания, то как познаем ими Бога, не чувственного и не умопостигаемого? Конечно, не иначе как из чувственного и умопостигаемого сущего: как роды познания сущего и сущим ограниченные, через сущее они открывают божество. Но кто имеет не только чувственные и умственные способности, кто наделен духовной сверхприродной благодатью, будет познавать уже не через одно только сущее, а, поскольку Бог есть Дух, и духовно, выше чувства и ума, всецело делаясь Божьим и в Боге познавая Бога. Через нее и надо мыслить божественное, как увещевает нас святой, а не через нас самих, но всецело исступая из самих себя и всецело становясь Божьими. Ибо лучше принадлежать Богу, а не самим себе; так Божие будет даровано тем, кто с Богом.

109. Григорий Нисский. О человеческом блаженстве 6: PG 44, 1269 В.
110. О божественных именах VII 3: PG 3, 869 CD.


Слово на Рождество Христово Святителя Григория Чудотворца
Идеже хощет Бог, там побеждается естества чин, и не может препятствовать природа.
....
В настоящий великий день Он родился от Девы, победив естества чин.


Великий канон
И раждаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева, Рождейся обновляет законы естества, утроба же раждает нераждающая. Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо, елика хощет.


Преп. Максим Исповедник
И по-другому, если угодно, рассмотрим предлежащее нам недоумение. Говорят тщательно рассмотревшие природу сущих, что законом каждого естества является непоколебимая и неизменная уникальность логоса, согласно которому оно пришло в бытие и существует, и думаю, что всякий причастный разуму, услышав это, согласится, что это верное определения закона природы. Если же это истинно, то есть, что закон природы по необходимости, подобно тому, как он хранит нерушимым логос естества, так же и по положению соблюдает ее место всячески непременным. Но Тот, Кто законом и логосом, и природой мудро распределил по отдельным видам бытие сущих, будучи [Сам] превыше естества и закона, и ума, и слова, и места, и движения, никоим природным образом не действует [по отношению к] тем, кто [находится] под [определением] природы, но сообразно Самому Себе выше естества действует и претерпевает, следуя за тем, что относится к естеству тех, кто [находится] под [определением] природы, странным образом сохраняя у обоих – у Себя Страждущего и у тех, на кого [Он] воздействует – совершенную неизменность по естеству.

Так-то вот, Сам подвигнувшись долу к нам, [Он] воистину стал совершенным человеком по нашему образу (τῇ καθ᾿ ἡμᾶς ἐκφάνσει), совсем не подвигнувшись из Себя и нисколько не испытав пространственной ограниченности, и нас совершенно обожил, ничего совершенно из [относящегося к признакам] нашей природы не отымая к [ее] изменению, всего Себя дав без остатка и всего восприяв в неизреченном и непостыдном соединении целого человека, ничего не умалив из его совершенства, и Сам является [теперь] воистину всецелым Богом, и Сам [же] всецелым человеком, Самому Себе свидетельствуя [Своим] совершенством по обеим [природам], в которых Он существует, непреложность и неизменность по обеим. Таким образом нарушает законы естества превыше естества пользующийся естеством в том, что по естеству, Бог.

Если, стало быть, Христос, как человек, является у Бога и Отца начатком нашего естества, и некоторым образом квасом всего смешения, и пребывает у Бога и Отца в смысле человечества, [Он] Который никогда не выступал, как Слово, из постоянного пребывания во Отце, то да не неверуем в то, что [и] мы, по Его прошению ко Отцу, будем там, где есть Он – начаток нашего рода. Ибо как Он стал ради нас неизменно долу и человеком подобным нам [во всем] кроме только греха, сверхъестественно нарушив законы естества, так и мы, следовательно, будем горе ради Него и [станем] богами как Он в таинстве благодати, абсолютно никак не изменяясь по природе. И таким еще образом наполняется горний мір, согласно мудрому учителю, когда члены тела собираются по достоинству к своей Главе, так, то есть, что каждый член посредством сродства по добродетели, гармонично занимает подобающее ему посредством архитектуры Духа место и совосполняет наполняющее всех и всеми наполняемое тело Исполняющаго всяческая во всех.


Св. Филарет митр. Московский
Шесть дней творения не означают собственно… такого продолжения времени, в которое бы вещи, по законам только природы, образовались и раскрылись из сотворенных вначале неба и земли, потому что в таком случае дни творения не различествовали бы от дней Провидения, и не можно было бы сказать, что Бог окончил днем седьмым дело Свое и почил (Быт. 2, 2). Итак, дни творения показывают истинный порядок непосредственных действий творческой силы, совершившихся в определенное время.


о.Даниил Сысоев.
… мы вообще сомневаемся в способности нормальной науки заниматься вопросами космогонии. Ведь законы природы не могут показать того, как они возникли и как выглядел мир до начала их действия, поэтому любая их интерполяция на бесконечно долгое прошлое совершенно не оправдана.

Начиная с самого своего Рождения Христа сопровождают чудеса, явно противоречащие законам природы, на которых только и пытаются построить свое мировоззрение телеологисты. Жена в старости, при омертвевшей утробе рождает сына. Дева зачинает без мужа. (Святые Отцы считают, что Своим бессеменным Рождением Христос уподобился Первому Адаму, взятому из девственной, необработанной земли ). Вифлеемского младенца приветствует звезда, указывающая, что именно Он (а не сила гравитации) создатель светил. (Об этом же свидетельствует и померкшее при Распятии солнце). Само движение звезды противоречило законам небесной механики (на которой только и строят свою хронологию эволюционисты – историки), ведь двигалась она с северо-востока на юго-запад и останавливалась в своем движении.


Старец Паисий Святогорец Законы природы и законы духовные
Подобно тому как существуют законы природы, так и в жизни духовной существуют законы духовные. Предположим, человек бросает вверх тяжёлый предмет. Чем с большей силой и чем выше он его подбросит, тем с большей силой предмет упадёт вниз и разобьётся. Это природный естественный закон. А в жизни духовной, чем выше человек поднимается от своей гордости, тем сильнее будет его духовное падение, и в соответствии с высотой своей гордыни он разобьётся [духовно]. Ведь гордец поднимается вверх до какого-то предела, а потом падает и терпит полную неудачу. "Вознося́йся смири́тся" (Лк. 18, 14; Мф. 23, 12). Это закон духовный.

Однако между естественными и духовными законами есть значительная разница. Естественные законы "несердобольны" и человек не может их изменить. А вот законы духовные "сердобольны", и человек изменить их может. Потому что [в случае с духовными законами] он имеет дело со своим Творцом и Создателем — с Многомилостивым Богом. То есть быстро осознав, как "высоко" он залетел от своей гордости, человек скажет: "Боже мой, у меня нет ничего своего, и я ещё горжусь?! Прости меня!" — и сразу же бережные руки Бога подхватывают этого человека и нежно опускают его вниз, так что его падение остаётся незаметным. Таким образом человек не сокрушается от падения, потому что ему предшествовало сердечное сокрушение и внутреннее покаяние.


Епископ Александр (Милеант) Законы природы и нравственности
Заповеди Божии можно сравнить с законами природы: и те и другие имеют своим источником Творца и дополняют друг друга: одни регулируют бездушную природу, другие дают нравственную основу человеческой душе. Разница между ними та, что материя, безусловно, подчиняется физическим законам, человек же свободен подчиняться или не подчиняться нравственным законам.
............
Сравнивая далее законы природы с Заповедями Божиими, надо сказать, что законы природы временны и условны: они появились вместе с физическим миром и с ним же, вероятно, прекратят свое существование. (Таково мнение некоторых современных ученых). Нравственные же законы — вечны. Они содержат основные моральные нормы, которые неизменны, потому что отображают собой сущность вечного и неизменяемого Творца.